Новости Tactise

Артем Логинов: «Разработка производственных систем — довольно закрытая область. ИТ-системы для предприятий, как айсберг: на поверхности мы видим лишь малую часть»



Артём Логинов, технический директор Tactise Group, поделился своим опытом создания модульной ИТ-системы ИНДОРА и взглядом на готовность российских предприятий к цифровизации.

Артём стоял у истоков компании Tactise, и именно под его руководством была разработана и внедрена на производства ИНДОРА.

ИНДОРА — это модульная IT-система, которая помогает предприятиям работать безопасно и эффективно. Система максимально подстраивается под конкретное предприятие. Её архитектура разработана таким образом, чтобы обеспечить максимальную устойчивость и стабильность работы.

Как пришла идея создания ИНДОРА? 


ИНДОРА — это продукт эволюции. Сейчас платформа мало похожа на образец 2012-2013 годов. Собственно, в то время она и платформой-то не являлась и называлась иначе. Первоначальной идеей Tactise вообще была не производственная система, а продукт для B2C-рынка, который бы привнёс и переложил лучшие практики по операционному совершенствованию и промышленной эффективности на бизнес-процессы малых и средних предприятий. 

Это была довольно смелая и немного наивная идея. В то время даже внедрение таск-менеджера в бизнес-процесс считалось во многих компаниях инновационной практикой. В общем, наши с Дмитрием Козловым (президент Tactise Group) первоначальные идеи по риск-ориентированному подходу и поиску корневых причин неудач не прижились на рынке B2C. Зато разработанная нами ИТ-платформа стала хорошим основанием для развития продукта уже для промышленных предприятий. Благодаря фокусу на пользовательский опыт и заложенным решениям из пула лучших мировых практик мы довольно легко нашли сторонников продукта в разных компаниях.

Разрабатывал ли ты подобные системы до ИНДОРА?


Нет. Хотя у меня был опыт разработки нагруженных систем и систем со сложными бизнес-процессами. В промышленность в целом и в HSE-сферу в частности пришлось погружаться с нуля. Поначалу сложно было понять какие-то процессы: не хватало практического опыта. Но после нескольких обследований, опытно-промышленных эксплуатаций и тестирований стало значительно проще. Хотя я и сейчас не считаю себя экспертом в предметной области и во многих вопросах предпочитаю полагаться на наших пользователей, которые работают с платформой на производстве каждый день.

Разработка производственных систем — довольно закрытая область. Не получится досконально изучить все существующие решения и просто выбрать лучшие элементы. До многого пришлось дойти самостоятельно. К тому же, производственные ИТ-системы, как айсберг: на поверхности мы видим лишь малую часть. 

Анализируя изменения в ИНДОРА за последние пять лет, я понимаю, что большинство из них вообще трудно заметить. Например, глубокая система контроля прав доступа, ролевая система, контроль рабочих процессов. Понимание приходило постепенно, требования наслаивались, поэтому архитектуру пришлось значительно переделывать несколько раз. 

Как изменились технологии безопасности в целом, если сравнивать с тем же 2012 годом?


Смотря где. Ландшафт очень неоднороден. Эффект Матфея (или накапливаемого преимущества, когда, например, богатые — богатеют, бедные — беднеют) работает и тут. Передовые компании вовсю внедряют ИТ-системы компьютерного зрения и предиктивной аналитики, а менее развитые компании, не успев полностью внедрить практики риск-ориентированного управления и PSM, вынуждены также включаться в цифровую гонку. 

В целом, в вопросе о состоянии HSE-индустрии я привык больше опираться на исследования крупных компаний, таких как Verdantix, Deloitte и т.д. Приятно, что они наглядно показывают, что большинство наших гипотез оказались рабочими и эффективными: ставка на пользовательский опыт и удобный интерфейс, расширение интеграционных возможностей платформы, выбранная для реализации функциональность.

Будущее предприятий России за ИТ-системами типа ИНДОРА?


Продукт, который опередил время, ничуть не лучше продукта, «опоздавшего» на рынок. Поэтому за такими системами, как ИНДОРА — настоящее предприятий. 

Конечно, вместе с нашими партнёрами мы будем развивать ИНДОРА, для того чтобы она была готова к будущим потребностям производства. Но мы не ограничиваемся одной ИНДОРА и активно разрабатываем и тестируем новые продукты. Останавливаться не собираемся.

Что, на твой взгляд, сегодня мешает российским предприятиям стать цифровыми?


По большому счёту, ничего. То есть, многое, конечно, но это скорее ожидаемые трудности, чем какие-то непреодолимые барьеры на светлом пути цифровизации. 

Тут я хочу сказать конкретно про Data Science проекты, потому что считаю этот термин чуть более узким, чем цифровизация, и в большинстве случаев речь идёт именно о них. Data Science проекты по-другому бюджетируются, по-другому управляются, и цели в таких проектов ставятся иначе. 

Хорошо, что сейчас появляются подходы и практики, которые позволяют лучше понимать и управлять процессами внутри Data Science проектов. Тот же Lean Data Science (который мы также используем в Tactise) — подход, который совмещает в себе практики бережливого производства, гибких методологий, доминирующих в современных ИТ-компаниях, и практический опыт его авторов. А самое главное, появляются люди, способные внедрять изменения и управлять ими. 

Например, в МШУ Сколково выпустился уже четвертый поток директоров по цифровой трансформации. Эту программу закончил и мой коллега Амир Ахметов (CEO Tactise Group). 

Ещё несколько лет назад на производство в России оказывали большое влияние международные компании. SHELL, ExxonMobil и другие внедряли на совместные предприятия с российскими компаниями передовые практики управления безопасностью. До сих пор HSE-эксперты из этих компаний, переходя на новое место работы, приносят современные риск-ориентированные практики с собой, укрепляя культуру безопасности. 

Но с совместными предприятиями сейчас туго, поэтому пока что придётся всё разрабатывать самим, и, думаю, что у нас есть все ресурсы и предпосылки для этого.